Президент Владимир Зеленский подписал законопроект №3991, принятие которого дает возможность Кабинету министров отменять ограничение максимальных заработных плат для чиновников, менеджеров государственных компаний и членов наблюдательных советов, передает Обозреватель.

Соответствующая информация размещена на сайте Верховной Рады. Отметим, решение ограничить зарплату размером не больше 10 минималок приняли еще вначале карантина. Оно коснулось не только чиновников, но и менеджеров, членов набсоветов государственных компаний, в том числе ПриватБанка, «Нафтогаза» и т.д.

В «Привате» из-за такого решения уволился один из руководителей IT-направления.

  • самые высокие зарплаты – у менеджеров «Нафтогаза», «Укрзалізниці», «Укрпочты» и «Энергоатома»;
  • глава «Нафтогаза» Андрей Коболев вместе с премиями в 2019-м зарабатывал свыше 3,5 млн грн в месяц;

Отметим, глава «Укрпочты» Игорь Смелянский задекларировал доход по основному месту работы в размере 652 тыс. грн. Правда, последняя декларация – за 2017-й. С того момента доход менеджера мог существенно вырасти. До этого глава одного из крупнейших госпредприятий работал в KPMG в Нью-Йорке (одна из аудиторских компаний Большой четверки). И, вероятно, уровень заработка и до того был высоким.

Решение об ограничении заработных плат Конституционный суд несколько недель назад признал незаконным.

Кстати, представитель президента в КСУ Федор Вениславский также согласился, что ограничение зарплат было незаконным.

По оценкам аналитика Владимира Мазуренко, речь идет примерно о 190 млн грн, которые были недоплачены чиновникам и менеджерам государственных предприятий за время карантина. «Нужно понимать, что руководители высшего звена, особенно в компаниях, не могут получать 47 тыс. грн до тех пор, пока закончится карантин. А он может длится и несколько лет. Мы уже видели, что из ПриватБанка уволился член правления по информационным технологиям Андрей Гриценюк, признанный специалист в своей сфере. Он легко пойдет в частный банк на зарплату в десятки раз выше, чем он получал во время карантина из-за ограничений в государственном банке», – говорит Мазуренко.