Врач-пульмонолог СВЕТЛАНА ГУК в эфире Апостроф Live рассказала, как коронавирус изменил жизнь человечества, насколько опасны новые мутации коронавируса, как бороться с новыми вирусами, которые могут передаваться от животных к людям, почему при COVID-19 человек теряет обоняние и вкус, и ответила на многие другие вопросы.

- Нам сейчас говорят о карантине выходного дня. Если его таки введут, чем это облегчит течение пандемии в стране?

- Любые ограничительные меры в первую очередь направлены на то, чтобы уменьшить количество заболеваний за единицу времени. То есть всю заболеваемость уменьшить не получится, потому что воздушно-капельные инфекции - это инфекции, от которых почти невозможно скрыться.

Единственная цель - это уменьшить нагрузку на медицинскую систему, чтобы за единицу времени заболевало меньшее количество людей. Если есть еще такие меры, которые не приведут к экономическому коллапсу, то надо их применять, чтобы как-то пытаться сдержать сложившуюся ситуацию.

- Относительно того, что сейчас заведения закрыты с 22 до 8 утра. Но не все заведения можно проконтролировать, некоторые просто выключают свет. Это тоже может повлиять на уменьшение заболеваемости?

- Все может повлиять.

- Но почему мы видим, что цифры так или иначе растут?

- Цифры растут, потому что есть эпидемиологический процесс. Есть действительно несоблюдение, есть некоторые не сработавшие модели. С учетом нашего населения и эпидемиологического процесса как такового, пик был спрогнозирован немножко рано. Те меры, когда люди еще боялись и были готовы что-то делать с тем карантином, тогда исчерпали терпение.

Сейчас мы имеем психологическое сопротивление молодых работающих людей. Но каждый человек, надевший или не надевший маску, может повлиять на этот процесс. Действительно, это не будет в каком-то мировом масштабе, но мир состоит из капелек. Каждый должен делать то, что может. Жизнь состоит из того, что ты сегодня сделаешь, и от того мир будет лучше или хуже.

- Вы, как пульмонолог, с марта немало сталкивались с больными коронавирусом. Во всех были положительные тесты, или, возможно, у вас были пациенты, получившие отрицательный тест, а затем делали второй тест и он был положительным?

- Конечно, у меня было много общения с больными коронавирусом. Действительно, немного у нас было случаев, когда я видела клиническую характерную картину, но ПЦР был отрицательным. Вообще во многих странах ПЦР делается дважды на этапе диагностики. То, что на этапе выздоровления многие отказываются от тестов - это да. Но на этапе диагностики в Израиле, например, делают два теста с небольшой разницей во времени. Это прописано у них в протоколе.

Вообще ковид даже в медицинской классификации болезней делится на лабораторно подтвержденный - он имеет свой код - и лабораторно неподтвержденный, который тоже имеет свой код. Если у человека наблюдается вся клиническая картина, у него дыхательная недостаточность, но отрицательный ПЦР, мы просим или переделать тест, или делаем тест на антитела. Здесь надо заметить, что антитела появляются не у всех, а если появляются, то где-то на 5-7 день болезни.

Популярные статьи сейчас

Локдаун в Украине: названы условия для отмены тотального карантина

Не совершайте ошибки: Комаровский назвал два способа убрать кашель без лекарств

Украинцам повысят пенсии на 400 и 500 гривен: кто получит выплаты

Не падайте в обморок: названы цены на газ в декабре для населения

Показать еще

- То есть если человек бессимптомно переболел, у нее может не быть антител? Если он сдает тест, и у него нет антител, это не значит, что человек не переболел?

- Да. Тест на антитела не используется для диагностики в мире. У него очень маленький спектр использования. В таких случаях, когда и клиническая картина была невнятной, и ПЦР-тест отрицательный, тогда могут бьть сомнительные антитела. Но если пациент болеет бессимптомно, то скорее всего, иммунный ответ будет слабым.

- Если в семье кто-то заболел, даже если человек изолируется, то он же пользуется кухней, ванной, туалетом. Как правильно обустроить самоизоляцию, чтобы не поставить под угрозу близких, ведь иногда семьи живут в однокомнатных квартирах?

- Если говорить уже о полной изоляции, то это инфекционный блок, к которому есть свои требования. Дома вы такое устроить не сможете, вы сможете только уменьшить вероятность заражения или уменьшить вирусную нагрузку, вирусную поражающую дозу. Для этого человек, если есть такая возможность, находится в отдельной комнате. Он не берет себе еду, ее приносят, а потом забирают. В то время, когда близкие приходят помочь с какими-то делами, то и пациент надевает маску, и те, кто помогает. В туалете вы уже ничего не сделаете. Возможно, будете обрабатывать ручки. Но у болеющего человека должно быть открыто окно. В проветривающихся помещениях, согласно всех исследований, вероятность поймать вирус в достаточном количестве существенно снижается.

- Уже есть постановление Кабинета Министров об отмене плановых операций. Что делать другим пациентам и не будет ли коллапса, когда больницы будут переполнены, а люди будут умирать прямо на улице?

- В нашей больнице сейчас есть ковидное отделения, ковидный корпус. И есть корпус, который сейчас принимает пациентов с политравмой по всему правому берегу. Именно поэтому отменили плановые операции, которые можно отложить. Но ургентных больных, если есть угроза жизни человеку, или из-за травмы, или из-за какого-то хронического заболевания, или если у человека острая хирургическая проблема - тогда ему никто не откажет в помощи.

Речь о том, что ургентных вмешательства, которые спасают жизни, никто не отменяет. И надо, чтобы оставались нековидные отделения, потому что жизнь продолжается, другие проблемы тоже случаются. Если все отдать под коронавирус, то мы не справимся по другим направлениям.

- Имеет ли государство стратегию выхода из этой ситуации? Например, в Луцке один из этажей роддома отдали под ковидных больных. Хотя сами врачи и медсестры выступали против этого.

- В каждом регионе, в каждой больнице требуют ковидные места, потому что, действительно, у каждой категории пациентов есть заболевшие. Роженицы, беременные тоже могут иметь коронавирус и должны же где-то получить медицинскую помощь. Проблема в том, что когда строились эти больницы, не было предусмотрено никакой возможности разделить потоки пациентов.

Больницы очень устаревшие, нет возможности организовать разные входы для пациентов, для ковид-позитивных и ковид-негативных. Нет какого-то промежуточного блока, где были бы пациенты с дифференциальной диагностикой, когда мы еще не знаем, есть ли болезнь.

Например, в больницу поступает роженица, у которой два дня температура и началась уже родовая деятельность - куда ее определять? Должен быть блок, в котором проводится дифференциальная диагностика.

По поводу ПЦР-тестов: действительно, есть ложно-отрицательные и ложно-положительные. Любой диагноз может ставиться легко, но бывает, что врачи ломают головы, и дифференциальная диагностика протекает тяжело. Не всегда диагноз на поверхности, поэтому для нас, врачей, это проблема.

- Дифференциальный диагноз означает, что человек может быть болен не только ковидом, но и гриппом или иметь что-то с почками?

- Совершенно верно. У меня сейчас был пациент в телефонном сопровождении. Когда он сделал анализ мочи, то срочно ушел в урологию. Сейчас все так нацелены на ковид и этому есть свои причины. Но жизнь продолжается, и есть много других причин. Сейчас еще есть грипп, и сопутствующие заболевания могут давать похожую клинику, а пациенты описывают вам клинику ковида. Все, как только видят 37,2, знают, что они задыхаются, у них все уже есть. И врач здесь должен сохранять холодную голову.

- В Дании массово уничтожат 17 млн норок, зараженных мутировавшим коронавирусом, чтобы спасти человечество. Этот коронавирус, насколько мне известно, тоже походит от животного. Правильно ли, что сейчас человечество пытается себя так обезопасить, убивая животных? Может мутировавший вирус с животных перейти на человека?

- То, что может, мы знаем уже как факт. Правильно ли мы делаем? В данном случае я не могу сказать, что это был за вирус. Но есть общее ощущение, что мы еще много дров наломаем. Мир испугался, мир немножко остановился и понимает, что от таких процессов он незащищен, несмотря на то, что очень и очень развит.

Я думаю, что это не первая и не последняя ситуация и с животными, и с вирусами, и с эпидемией. Вообще, это уже очень философский вопрос о движении человечества в своем развитии. Но слово "мутация" не равно "смертельный вирус". Они могут быть полезными, как у животных, так и у людей, и у вирусов. Они могут быть нейтральными. Возможно, когда немножко уляжется волна, кто-то начнет думать о том, что менять, чтобы уменьшить вероятность такого надругательства над природой, что так все происходит.

Животных жалко, я думаю, еще не одну такую акцию придется делать. Часть из них точно будет бесполезной, но это страх. Понимаете, паника и страх не союзники рациональным решениям.

- Возможно, вопрос в том, что этот вирус страшнее? Когда была оспа, то после изобретения вакцины она исчезла вообще. Чем этот коронавирус отличается от оспы?

- Возможно, в вопросе стабильности генетического материала. Коронавирус имеет в себе примерно 30 тысяч нуклеотидов, то есть последовательность 30 тысяч цепочек. Каждую замену можно называть мутацией. Они происходят постоянно. Даже в организме человека, к которому попал вирус, при репликации происходят эти спонтанные мутации. Но зачастую они не приводят к жизнеспособной ветви этого вируса.

Но по теории вероятности есть такие мутации, которые могут привести к тому, что вирус будет иметь более агрессивные свойства и возможность переходить от животного к человеку. Это не исключено, и это уже как факт. Но выиграет ли мир от того, что все будет уничтожать и всего бояться? Решение лежит где-то в другой плоскости.

- Есть люди, у которых после выздоровления все рецепторы еще не заработали. Например, человек съел лимон, через 20 минут он начал чувствовать его вкус. Можем ли мы говорить, что это не вкус и обоняние выключаются, а реакции, которые происходят именно в мозгу? Может ли исчезнуть, например, зрение и слух, если это все в мозгу?

- Это действительно, скорее всего, поражение мозговых структур. Потому что если рецептор не работает, то он не работает. Впрочем, интенсивность раздражения имеет значения. Даже болевой порог у каждого разный. Это не говорит о том, что рецептор не работает. Чувствительность как мозгового центра, как анализатора, так и рецептора, как проводника, имеют свой порог. Возможно, здесь речь о том, что снижается и проводимость, и чувствительность мозговых центров, которая на сегодняшний день считается функциональной. Со временем это восстанавливается.

Тот факт о том, насколько сильные раздражители, говорит о том, что данная функция не необратима. Она со временем восстановится.

Что касается зрения и слуха: таких исследований я не читала.

- Но если мы говорим о мутации, может ли что-то подобное произойти? За это ведь тоже мозг отвечает.

- Может быть что угодно. Можно фантазировать на любую тему: потеря подвижности рук, глаз, мышц. Специфичность вируса, какую систему он будет атаковать, зависит от того, как он мутирует, и какие свойства обретет в результате этой мутации.

- Когда только появился этот коронавирус и начал распространяться, был миф, что курильщики меньше болеют коронавирусом. Это правда? Были какие-то исследования в лабораториях, которым вы доверяете?

- Здесь речь не о лабораториях, а исследованиях, которые имеют статистически достоверное количество наблюдений. В этом случае таких исследований не было. Откуда появляется информация, и почему она подхватывается - мне трудно сказать. Видимо, много у нас курильщиков. Хорошо, что об алкоголе еще ничего не сказали.

- Сейчас ввели штрафы за отсутствие защитной маски. Это сработает, как вы считаете?

- Немножко, возможно. Но не для большого количества общества. И я не думаю, что будет действительно легко привлечь человека к ответственности и взыскать тот штраф. Те, кого очень легко запугать по любого поводу, может и будут носить.

То, что сейчас происходит, сложно для всех. Но надо понимать, что это не пройдет через полгода или год. Будет что-то новое. Жизнь показывает, что все будет идти другим путем, и есть такие вещи, которые отпадут. А есть вещи, которые должны остаться нашей новой культурой. Сидеть дома, когда болеешь, например. Мы всегда об этом говорили, но мало кто делал. Мы все приходили на работу, потому что кто ее за вас сделает? Пусть кто-то сделает, нежели вы заразите всех остальных. Мы можем из этой негативной ситуации взять какие-то положительные привычки и ввести их в жизнь. Возможно, это нас обезопасит в дальнейшем.