Украина в условиях оккупации Крыма и российской агрессии на Донбассе нуждается в современной армии. Модернизация Вооруженных сил Украины (ВСУ) предполагает оптимизацию кадрового состава и оснащение новым вооружением, на что необходимы деньги.

Политические соратники президента Владимира Зеленского предлагают изыскать дополнительные средства за счет сокращения "бумажных должностей" в армии. Эта идея не нова и однажды ее провальная реализация едва не привела к потере независимости нашей страны. "Апостроф" выяснял, нужно ли наступать на одни и те же грабли.

"Украинская бумажная армия"

Не так давно глава мега-фракции "Слуга народа" в Верховной Раде Давид Арахамия выступил за сокращение численности ВСУ. Армия нуждается в перевооружении, но государство не может "втиснуться" в существующий оборонный бюджет. Следовательно, как полагает лидер президентской фракции, необходимо избавиться от "лишнего" кадрового состава, дабы перенаправить деньги на модернизацию.

"Нам на самом деле нужно хотя бы вести разговор и расчеты о возможном сокращении численности... или увеличении бюджета. Но мы понимаем, что бюджет – это цифра, которой всегда не хватает. Это защищенная статья для обороны, но всегда нет достаточно средств, чтобы перевооружать армию, приобретать новые вещи, новое вооружение, новые технологии, заниматься их изучением", – заявил Арахамия в эфире одного из телеканалов.

Учитывая, что Давид Арахамия состоит в парламентском Комитете по вопросам национальной безопасности, обороны и разведки, его заявление спровоцировало активную дискуссию в социальных сетях. Оппоненты президента Владимира Зеленского (в основном, так называемые противники "капитуляции") обвинили "слуг" в подрыве обороноспособности страны. Давиду Арахамия пришлось оправдываться, объясняя свое заявление тем, что солидную часть армии, по его сведениям, составляют штабные работники.

"До 40% нашей армии - это не боевой состав. Из них порядка 25% - люди, которые просто берут одни бумаги и носят в другую комнату, и потом забирают еще бумаги, и в другую. Даже военные наши, они шутят и говорят: мы - украинская бумажная армия", – заявил Арахамия в эфире "Свободы слова Савика Шустера".

По его сведениям, тыловой состав ВСУ можно оптимизировать так, чтобы из одного батальона можно было уволить до 150 человек. Давид Арахамия сказал, что такие эксперименты в ВСУ уже проводились, и они себя оправдали. Соответственно, деньги, сэкономленные на "бумажной армии", можно направить на перевооружение.

"Необходимо покупать новое оборудование, строить наш флот. Это очень дорогая программа. Государственная ракетная программа очень дорога. Нам для этого нужно усиливать боеспособность нашей армии", - настаивает лидер парламентского моно-большинства.

Болезненная кадровая реформа

О преобразованиях в ВСУ говорят давно. Идея создать "мобильную и хорошо оснащенную" украинскую армию витала в течение 23 лет независимости нашей страны, вплоть до событий 2014 года. Краеугольным камнем этой реформы, как раз и являлось сокращение численности вооруженных сил и экономия средств для ее развития. В итоге, с 980 тысяч человек, доставшихся нам в 1991 году после распада СССР, в 2014 году украинская армия ужалась до 168 тысяч военных и гражданских служащих.

Однако оптимизация численности не приводила к высвобождению бюджетов, необходимых для модернизации ВСУ. Наоборот, все эти годы речь шла о хроническом недофинансировании даже сокращенной армии. Именно поэтому агрессию РФ в 2014 году ВСУ встретили совершенно неподготовленными. Для того, чтобы защитить страну, сохранив ее на политической карте мира, пришлось срочно увеличивать и финансирование, и численность ВСУ, доведя ее до 250 тысяч человек.

Заново тема армейской оптимизации всплывала в информационном пространстве еще летом 2020 года, когда Главнокомандующему ВСУ Руслану Хомчаку пришлось лично отбиваться от слухов, что в армии начнутся кадровые оптимизации. Тогда главком назвал такую информацию ложной, заявив, что Минобороны всего лишь намерено привести численный состав армии в соответствие с законом "О численности Вооруженных сил", согласно которому в составе ВСУ должно быть не более 250 тыс. человек, из которых 204 тыс. военнослужащих и 46 тыс. гражданского персонала.

В то же время, невзирая на такие утверждение, факт остается фактом: армейское командование и представители президентской фракции в парламенте задумываются именно над сокращением в армии. Такая перспектива устраивает далеко не всех.

"Сокращение вооруженных сил в нынешних условиях неуместно. Угрозы со стороны России, как военные, так и политические сохраняются. Локальные конфликты в любой момент могут перейти в горячую фазу. По нынешней ситуации в Нагорном Карабахе в целом можно предполагать, чего нам следует ожидать со стороны "гибридного" соседа - России. В случае провокации на Донбассе Кремль может использовать против нас, пусть и ограниченный, но военный контингент. Проводить сейчас сокращения контрпродуктивно", – говорит в беседе с "Апострофом" военно-политический обозреватель Александр Коваленко.

Популярные статьи сейчас

Автовладельцев обязали перекрасить машины в белый цвет

Закон о принудительной вакцинации: в Раде составили список из 11 прививок

Новые тарифы на "свет": что ожидает украинцев с субсидиями

Китайские ученые назвали "настоящую родину" коронавируса

Показать еще

Вся дискуссия вокруг численности ВСУ сводится к стратегическому вопросу о том, стоит ли оптимизировать именно боевые подразделения или нет. Учитывая, что Украина является воюющей страной, вокруг этой темы не утихают экспертные и политические баталии. Оппонирующие стороны можно разделить на условные "модернизаторов" и "скептиков". Причем каждая из сторон выдвигает аргументы, которые (даже при беглом анализе) можно назвать здравыми.

Позиция "модернизаторов"

Мнение сторонников кардинальной оптимизации ВСУ зиждется, в том числе, на том, что Украине в войне с Россией необходима именно современная армия, а не косметическая реформа, так или иначе сохраняющая постсоветский стиль военного строительства.

Современная армия – значит, прежде всего, оснащенная новыми видами вооружений и использующая тактики, учитывающие реалии современных вооруженных конфликтов. Боевые действия на Донбассе и на Ближнем Востоке показали важность современных вооружений, для эффективного использования которых необходимы относительно небольшие воинские подразделения.

При современном оснащении качество личного состава и его боевая подготовка превалирует над количеством. Как отметил в комментарии "Апострофу" заместитель директора Центра исследований армии, конверсии и разоружения Михаил Самусь, в современных армиях нет прямой зависимости между численностью и боеспособностью личного состава.

"Если возьмем Воздушные силы, то там не имеет значение количество генералов или сержантов. Гораздо важнее самолеты, качество подготовки пилотов и наличие беспилотных аппаратов. В военно-морских силах значение имеет количество ракетных кораблей, подводных лодок и подводных роботизированных комплексов. В сухопутных силах примерно такая же картина", – говорит Михаил Самусь.

По словам эксперта, "идеальное" современное армейское подразделение – это разведывательный ударный комплекс, который за считанные секунды определяет координаты противника, передает их в центр принятия решений для последующего уничтожения цели.

Оптимизация без денег бессмысленна

Эксперты, которых можно отнести к условным "скептикам", соглашаются с необходимостью оснастить армию современным оружием. В то же время они настаивают, что в условиях скудного оборонного бюджета, никакие оптимизации не позволят существенно сэкономить.

"Даже если сейчас сократить армию на 50 тыс. человек, то все равно сэкономленных денег не хватит на серьезное перевооружение. Бюджет ВСУ вырос с $1,9 млрд. в 2013 году до $4,5 млрд., но денег на качественную модернизацию все равно не хватает. Один только современный истребитель стоит 80-90 млн. долларов. Для реального перевооружения стране нужно ежегодно плюс 2-3 млрд. долларов дополнительно к тому бюджету, что уже есть", – рассказал в разговоре с "Апострофом" военно-политический эксперт Николай Белесков.

Одной из главных проблем деятельности ВСУ является ситуация, при которой львиная доля финансирования идет на содержание, а меньшая часть - на развитие, обучение и перевооружение войск. Эту проблему не удалось решить по сей день. В армиях развитых стран считается, что бюджет "проедания" должен составлять всего треть от общего бюджета финансирования армии, а две трети средств должны направляться на развитие, а также закупку и модернизацию новых систем вооружений.

Кроме того, существует подсчеты, согласно которым финансирование, позволяющее армии активно совершенствоваться и развиваться, должно составлять примерно $10 млрд на 100 тыс. численности войск. Легко подсчитать, сколько мы должны направлять на содержание 250 тысячной армии, которая необходима для ведения войны, чтобы не снова не заиграться в оптимизацию и не потерять страну.

Модернизация Вооруженных сил и оборонного комплекса – одна из острейших тем последней политической пятилетки. Как прошлой, так и нынешней власти тут особо нечем похвастаться, невзирая на продолжающуюся войну с Россией и мощный социальный запрос на модернизацию армии и силовых структур. Украинская армия нуждается, как в эффективной оптимизации, так и в перевооружении, что автоматически тянет за собой повышение бюджетных расходов.

Если с постановкой задачи все ясно, то с ее решением, увы, могут возникнуть проблемы. В условиях отсутствия политической воли, денег и профессионального планирования все рискует остаться на уровне громких заявлений и деклараций. Примерно так и произошло с реформой Укроборонпрома, которая в "вялотекущем режиме" продолжается до сих пор.