Кризис вокруг решений Конституционного Суда Украины (КСУ) о признании неконституционными уголовной ответственности за неправдивое декларирование, а также контрольных полномочий Национального агентства по предотвращению коррупции (НАПК) еще не завершился. О том, как развивался конфликт между органами власти и КСУ, рассказывает судья Конституционного суда Украины ИГОРЬ СЛИДЕНКО.

Напомним, именно Слиденко публично раскритиковал законопроект президента Владимира Зеленского, о прекращении полномочий всех судей КСУ.

- Как вы считаете, в какой момент все началось? Ведь решение КСУ, насколько я понимаю, нельзя считать точкой отсчета.

- Если вы имеете в виду конкретно вот эту ситуацию, сложившуюся сегодня в Украине, то очевидно она является следствием подхода, который был выбран для реформирования советской системы. Во что именно - до конца не понятно, потому что даже сейчас Украина относится к так называемым формальным демократиям. То есть у нас существуют какие-то формальные институты, однако отсутствует глубинная суть демократии. Формальная демократия переродилась в охлократию. Последствия этого мы можем сейчас наблюдать, в том числе и с Конституционным Судом.

- То есть давление на КСУ - это лишь одна из составляющих того, что происходит с нашей формальной демократией?

- Только одна из составляющих. Я никогда не выделяю определенные события и не анализирую их отдельно от других событий. Я, например, вполне допускаю вариант, что Украина перейдет в какой-то другой формат своего существования. Мы прошли электоральный круг с 2004 года и вернулись в ту же точку. Поэтому я бы не стал говорить о том, что ситуация вокруг КСУ существует в отрыве от других событий.

- Можно ли говорить о том, что история с КСУ - это, в принципе, попытка изменить орган, который не был перезагружен?

- Вы абсолютно верно понимаете ситуацию. Если вы помните события первой половины 2019 года, то эта власть с самого начала пыталась утвердиться довольно сомнительными методами. Методами, которые характерны, скорее, для субкультур, чем для власти.

Я говорю, прежде всего, о роспуске Верховной Рады. Зачем было распускать парламент, которому оставалось работать 3 месяца? Теперь в Офисе президента, который с одной стороны демонизируют, хотя для этого и есть определенные основания, стало понятно, что на самом деле единственный орган, который стоит на пути к полному контролю власти и, я бы даже сказал, бесконтрольной реализации власти - это КСУ. Поэтому уже с прошлого года начались события, свидетельствующие о том, что КСУ пытались использовать, а потом дискредитировать.

- Летом 2019 года мне приходилось слышать огромное количество разговоров, а также слухов о возможной ликвидации КСУ путем перевода палаты в Верховный Суд. Вы тоже такое слышали?

- Ко мне эта информация начала доходить в июле-месяце. Особенно эти разговоры активизировались осенью 2019 года, когда "слуги" уже стали депутатами. Собственно говоря, появилось несколько системных законопроектов (кажется, пять). Например, о переезде КСУ в Харьков. А переезд - это же не просто так. Это практически исключение Конституционного Суда из работы примерно на год, потому что нельзя просто взять такое учреждение и переместить его в пространстве. На это требуется определенное время. Были законопроекты, в частности, касающиеся изменений полномочий Конституционного Суда таким образом, чтобы Конституционный Суд не мог адекватно выполнять даже возложенные на него функции. Например, жестко ограничить Конституционный Суд с точки зрения времени рассмотрения какого-либо решения. Конституционный Суд - это же не суд в принципе. Это орган, который принимает, по большому счету, политические решения.

- Есть какие-то критерии, с помощью которых можно качественно, а не количественно измерить эффективность работы Конституционного Суда?

Популярные статьи сейчас

У нардепа в Раде заметили дорогие часы по цене авто (фото)

С вещами на выход: ФОПам и рынкам хотят запретить торговать одеждой и обувью

Большой обман: тарифы на газ ограничили, но цифры в платежках вырастут

Зеленский резко увеличил количество охранников: есть даже бодигард с боевым зонтом

Показать еще

- Эффективность работы Конституционного Суда состоит в том, насколько качественно он решает проблемы конституционного уровня. Понимаете? Я сейчас объясню. Например, проблема, которая сложилась с антикоррупционными органами - это проблема конституционного уровня. Это конфигурация формы государственного управления и системы балансов властей - checksandbalances. Этот баланс пытались разрушить в том числе путем создания специальной структуры (НАПК - "Апостроф"), не изменяя при этом Конституцию, которая входила в противоречие с этой структурой. Основополагающей установкой любого конституционализма является то, что исполнительная власть ни при каких обстоятельствах не может контролировать судебную власть. Судебная власть в идеале - это наиболее автономная власть из всех.

- В июне и в августе 2019 года Демократические инициативы провели два социологических исследования. Так получилось, что среди ряда вопросов стоял вопрос, относительно полномочий Конституционного Суда. У людей спрашивали, знают ли они эти полномочия? Цифры ужасают. Оказалось, что о превентивном конституционном контроле 60% опрошенных не знают; о полномочиях КСУ - проверять конституционность вопросов, которые выносятся на референдум - не знают; о возможности использовать конституционную жалобу - тоже не знают, а из тех, кто знает, огромное количество не представляют, как это правильно сделать. Фактически мы имеем ситуацию, что люди реально не в курсе, чем занимается Конституционный суд.

- В том, что никто не знает чем занимается Конституционный Суд, обвинять КСУ можно в самую последнюю очередь. Это вина существующей в Украине конституционной системы, начиная от Минюста и заканчивая школами, которые совершенно не информируют граждан. Возможности Конституционного Суд в этом плане очень ограничены: есть сайт и журнал, который никто не выписывает. Все. Пропагандой мы не занимаемся. Это не наша сфера. Это сфера других ветвей власти, однако это их абсолютно не волнует.

- Мы остановились сейчас хронологически на стадии осени 2019 года. Этот период характеризуется появлением различных инициатив по Конституционному Суду, а также рассмотрения президентских законопроектов, о внесении изменений в Конституцию.

- "Слуги" хотели превратить формальную демократию в лайт вариант Беларуси: когда есть монобольшинство, которое принимает все, что угодно, когда заблокированы практически все ресурсы для подачи альтернативного мнения и, что самое страшное - это претензия на истину, которая присутствует у "слуг" . Это при том, что истина там и не ночевала. Истина добывается не в Трускавце (имеется в виду тренинг для новоизбранных народных депутатов "Слуг народа", который проводился с 29 июля по 4 августа 2019 года в Трускавце - "Апостроф"). Истина добывается совсем другими методами.

- Я имел возможность общаться с одним из народных депутатов от "Слуги народа". Когда я ему сказал: вы не понимаете до конца, что вы делаете с КСУ, вы не понимаете, что это будет иметь более широкие последствия - мне прямо в глаза ответили: это только первый радикальный шаг после местных выборов.

- Есть попытки переформатировать власть под моновласть. Практически полная аналогия с "Трудно быть богом" братьев Стругацких. Тотальная серость и убогость, которой никогда не было в Украине. Всякое бывало. Были бандиты, да кого только не было, но такого убожества не было никогда. И это убожество, в принципе, долго существовать не может. Мы видим, что экономика разваливается, а ведь все определяет в конце концов именно экономика. В том числе и право, и существование бюджетов КСУ, НАБУ, ВРУ и прочее. Это не мои слова и это не лозунги, это факты. Но на замену вот этому убожеству придет другое - уже переформатированное под монобольшинство. И этого я уже по-настоящему боюсь. Оно не столько страшное, сколько смешное. Страх только в том, что это, простите, обезьяна с гранатой.

- Возвращаясь к хронологии событий. Что происходило дальше, начиная с 2020 года?

- В октябре 2019 была полностью изменена природа НАПК. Из органа мониторинга, каким оно и должно быть (очевидно, что все должны подавать декларации) НАПК превратилось в орган контроля над всем. Для чего это было сделано? Для того, чтобы контролировать всех лиц, осуществляющих публичную власть. Это произошло опять же с точки зрения концепции монобольшинства, которая реализуется в Украине.

- Когда вы говорите о монобольшинстве, я правильно понимаю, что вы имеете в виду не большинство в парламенте, а саму невозможность существования альтернативной точки зрения?

- Именно, как невозможность существования альтернативной точки зрения. Я рассматриваю "слуг", как убогий конгломерат людей, которые не смогли реализовать себя нигде в этой жизни, однако ситуация в Украине предоставила им шанс и вынесла их наверх. И у них сейчас закружилась голова - теперь мы можем все. Соответствующие процессы начались уже в начале 2020 года. Когда Новиков (председатель НАПК Александр Новиков - "Апостроф") полностью изменил своими инструкциями, заметьте, не законами, а именно инструкциями способы и методы проверки, в том числе и судей. Все это должно было начаться в марте, если бы не вирус. Потому что в марте заканчивается срок подачи деклараций, а в этом году он истек в конце мая - начале июня.

Я хочу сказать, что если бы КСУ даже не принял этого решения (касательно неправдивого декларирования, - "Апостроф") - все равно с ним бы произошло то, что произошло сейчас. Только это было бы сделано по-другому. Уже были подготовлены несколько других претензий со стороны НАПК к судьям КСУ. Ну, вот например, Головатый (судья КСУ, Сергей Головатый, - "Апостроф") не задекларировал почти 4 млн грн. в других судей тоже есть проблемы. Но я вам заявляю, что заполнить годовую декларацию и не допустить ошибок фактически невозможно. А это крючок, на который можно посадить любого и затем им управлять. И если ты не хочешь, чтобы тобой управляли, у тебя появляются проблемы. Причем серьезные проблемы, я уже по себе вижу. И, таким образом, с июня-месяца были запущены эти процессы, плюс количество представлений от ОПЗЖ превысило все возможные ожидания для этой власти. Хотя я не думаю, что эта власть сотрудничает с ОПЗЖ.

- Мы говорили об обострении. Мне почему-то кажется что этот законопроект президента - нельзя считать обострением. Это просто пике.

- У меня нет иллюзий по поводу Президента Владимира Зеленского. Я прекрасно понимаю, что он не владеет ситуацией. В принципе. Я более чем уверен, что президент к этому законопроекту (о прекращении полномочий КСУ - "Апостроф") не имеет абсолютно никакого отношения. Я более чем уверен, что этот проект писался... я не знаю, кем он писался, но судя по стилю, опять же представителями шароварного конституционализма - назовем это так.

- Шароварного - это не казацкого, я так понимаю?

- Это совдеповская шароварщина, с помощью которой украинцев пытались превратить в смешных хохлов. Понимаете? Эти конституционалисты пытаются превратить ситуацию в что-то смешное, а одновременно - и в страшное.

- Вопрос по поводу мирных собраний и митингов. Считаете ли вы целесообразным устанавливать ограничения, например, в проведении митингов не ближе 75 метров от здания КСУ?

- Нет, это глупости. Тем более, что с точки зрения проведения митингов счет 3:1 в нашу пользу. Один митинг против КСУ и три - за. Митингуют различные организации связанные с землей, фонд фермеров, которые выступают за пересмотр того, что эти парни называют земельной реформой. Хотя к земельной реформе она имеет такое же отношение как этот стул, на котором я сейчас перед вами сижу, к электрическому стулу.

- Отменит ли КСУ языковой закон.

- Зачем?

- Это тоже тезисы, которые ранее высказывались.

- Кстати, заметьте. Я не говорю, что господин Новиков - сплошное зло, он слишком серый, чтобы быть злом. Но через него проходил вброс. Откуда ему знать о том, что отменит, а что не отменит суд? Какие у него источники информации, чтобы говорить о таких вещах? Это только подтверждает мой тезис об информационной войне, о грамотно разработанной спецоперации, в которой он выполнял одну из ключевых функций. Я - судья докладчик по земельной реформе. Я не могу ничего комментировать - это дело находится в производстве. Об отмене земельной реформы вообще не стоит вопрос. Он даже не рассматривался. Почему меня все взъелись?

- Существуют ли какие механизмы противодействия этому давлению?

- Да, существуют. Это Правда. Больше ничего. Заврались. 30 лет врали. Смотрели в глаза друг другу. Играли в игру: у кого длиннее. И доигрались, что потеряли 10% территории, человеческого и экономического потенциала. Единственный патронный завод был в Луганске. Единственный в Украине, в крупнейшей стране Европы. И сейчас Украина не имеет патронов. Своих. И так далее. Сейчас нужно начинать говорить правду. Это трудно. Очень тяжело. Был такой писатель-фантаст Иван Ефремов. И есть у него такое произведение - "Час быка". Кстати, с очень красноречивым эпиграфом, который, как мне кажется, очень подходит к сегодняшней ситуации в Украине: Dolor ignis ante lucem. Это латинская пословица, которая гласит, что самые темные времена - всегда перед восходом. И там он устами одного из героев размышляет, как управлять толпой. И он говорит, что с толпой можно делать все, что угодно. Только говорите им, какая она большая, какая уникальная. И какая неотразимая. И тогда толпа позволит вам все, что угодно. Но попробуйте только сказать кем она является на самом деле - сборищем невежд, глупцов и бездарей - тогда она вас порвет. Так вот Украина попала в эту ловушку, когда нас убедили в том, какие мы уникальные.