Еще весной 2020 года, когда пандемия COVID-19 накрыла весь мир, властями Украины было принято решение создать Фонд борьбы с коронавирусом и его последствиями.

Одной из главных статей расходов Фонда должна была стать медицина: закупка необходимого оборудования, ремонт больниц, создание дополнительных койко-мест и доплата медикам. Но почти через полгода оказалось, что столь необходимые для спасения жизни и здоровья людей деньги освоены всего на 6%. Сейчас на фоне роста смертности от "короны" , а также в условиях, когда ежесуточный рост заболеваемости на COVID-19 бьет антирекорды и приближается к отметке в 6000 заболевших, возникает вопрос, а куда ушли деньги "ковидного фонда"?

Создание Фонда и главные цели

Как известно, в апреле 2019 года Верховная Рада внесла изменения в госбюджет, которыми одобрила создание Фонда борьбы с коронавирусной инфекцией в размере почти 66 млрд грн.

Согласно решению правительства, деньги из фонда направляли на помощь гражданам, в том числе пожилого возраста, в связи с негативными последствиями распространения на территории Украины коронавируса; на одноразовую помощь членам семей работников учреждений здравоохранения, которые погибли от COVID-19; другие меры, направленные на борьбу со вспышкой инфекции.

И судя по всему, денег на это выделили так много, что в июне нардепы разрешили выделить часть средств Фонда на строительство дорог. В конце июля Минфин сообщил, что все средства фонда распределены. В министерстве рассказали, что в целом из фонда на сферу здравоохранения выделили 16,3 млрд грн, на социальную сферу – 10,6 млрд грн, на сферу обеспечения правопорядка – 2,5 млрд грн, на стимулирование экономики – 36 млрд грн, частичное восстановление расходов госбюджета – 500 млн грн, на сферу образования – 52,5 млн грн.

Как осваивались деньги

По данным Министерства финансов, рекордсменом по освоению средств Фонда как раз и стало Министерство инфраструктуры, которое получило 35 млрд гривен на строительство дорог. Из этой суммы уже успели потратить чуть более 11 млрд гривен. Еще 6 млрд гривен потратили на помощь Фонду страхования по случаю безработицы, чуть более 2 млрд – на доплаты военнослужащим, пограничникам и правоохранителям и по более 1,5 млрд гривен было потрачено на доплаты медикам и строительство и ремонт приемных опорных больниц.

Не удивительно, что подобное использования средств, которые должны были в первую очередь пойти на здравоохранение, возмутило украинцев, которые начали задавать вопрос, а почему дороги? На что президент Владимир Зеленский им и ответил: "Некоторые больницы закрывались, а до некоторых больниц нужно доехать. И это правда, много денег потрачено на дороги, которые ведут к опорным больницам". Также президент уверяет, что строительство дорог и связано с борьбой с коронавирусом.

И в общем можно было согласиться с таким ответом, только эксперты нашли один нюанс, который доказывает, что строительство дорог за деньги Фонда мало помогут скорой помощи.

"Да, строительство дорог можно притянуть за уши, и сказать, что эти дороги ускорят приезд скорой помощи по этим дорогам, и больные будут быстрее доставляться в больницы. Но в большинстве эти средства были направлены на дороги регионального, а не местного значения. Вот в этом и заключается проблема, потому что важнее для скорых именно местные дороги, чтобы перевезти больного из одного села или райцентра, в другой, где есть больница, чем проезжать между регионами", – сказал в комментарии "Апострофу" эксперт Международного центра перспективных исследований (МЦПИ) Егор Киян.

ХарьковщинаФото: president.gov.ua

Кстати, ранее очень интересным выводом, почему львиная доля средств Фонда пошла на дороги, поделился и министр финансов Сергей Марченко.

"Вас волнует, почему мы с фонда дали средства на строительство дорог? Поясню: мы обеспечили зарплату врачам, средства защиты, ИВЛ, кислородные маски и все необходимое оборудование. Потребности медицины полностью обеспечены", — сказал он в интервью "Экономической правде".

Популярные статьи сейчас

Украинцы на отоплении потеряют тысячи: как изменятся тарифы и что делать

Каким термометром правильнее мерять температуру

С 1 ноября пенсию получат не все: кому не повезет

Украина может уйти на жесткий карантин: Ляшко назвал условия полного локдауна

Показать еще

Вот только с ним вряд ли согласятся медики. До сих пор появляется множество сообщений об ужасном состоянии палат для больных коронавирусом, нехватке мест, из-за чего людей не берутся госпитализировать, а тех, кого забирают в больницы, вынуждены буквально бороться за кислородную маску или ИВЛ. Медперсонал массово увольняется из-за ужасных условий работы и маленькой зарплаты. И хотя из "ковидного фонда" на доплату медикам уже потрачено 302 млн гривен, до врачей доходит такой мизер, который не способен покрыть круглосуточную работу и ежедневный риск для своей жизни и здоровья.

"Апостроф" отправил запрос в Министерство здравоохранения с вопросом, почему из Фонда по борьбе с коронавирусом до сих пор не использованы средства на закупку аппаратов ИВЛ и другого необходимого оборудования, но ответа на момент публикации пока не пришел.

Немного ясности на эту ситуацию пролил председатель Счетной палаты Валерий Пацкан в интервью "Украинскому радио". По его словам, с аппаратами ИВЛ сейчас проблема в стране. Тендеры на их закупку объявили, но они не состоялись.

"Был объявлен тендер на закупку 100 аппаратов, срок поставки был до 30 октября. Первый тендер объявлен 16 июля, провели аукцион – должны были до 15 сентября закупить 50 ИВЛов. На него вышли 6 участников – только 2 предложили товары, которые соответствовали требованиям, но впоследствии оказалось, что первый поставщик не имел опыта поставки соответствующих товаров, а второй имел факты невыполнения предварительных договоров. Сейчас опять новый тендер. ИВЛы закупались по-другому, не из "ковидного фонда" – и меценатами, и государственными органами, в том числе МВД для себя закупали. Из "ковидного фонда" ИВЛы не закупали", – объяснил Пацкан.

Впрочем, как считает заслуженный врач Украины и бывший народный депутат Ольга Богомолец, не стоит заострять свое внимание только на аппаратах ИВЛ, тем более что их было закуплено в большом количестве благодаря частным предприятиям в качестве гуманитарной помощи.

"Если мы говорим об аппаратах ИВЛ, то могу сказать, что у нас на сегодня их закуплено в огромном количестве, только они стоят в частных фондах, больницах и даже домах. Плюс, гуманитарная помощь, которая была предоставлена в достаточном количестве от частных компаний и бизнеса. Количество аппаратов ИВЛ, которое зашло в Украину, вообще не учтено. Поэтому сначала стоит сделать ревизию, проверить рабочее состояние этих аппаратов, и только после этого говорить, что нам нужно закупать еще какое-то количество ИВЛов. Но и они не решают все проблемы. Большинство пациентов нуждаются в доступе к кислороду, и в больницах должны быть кровати, к которым будет подведен кислород, и он должен правильно подавался, чтобы не сделать пациенту хуже, или даже не привести к его смерти. А есть ли у нас персонал, который знает, как это правильно сделать?", – спрашивает врач.

По ее мнению, сначала стоит определить, что действительно необходимо для системы здравоохранение больше всего, и от этого уже правильно рассчитывать средства Фонда.

Медработники на балконе инфекционного отделения больницыФото: УНИАН

Оценка эффективности деятельности Фонда

Учитывая то, что на данный момент "ковидный фонд" практически не выполнил свое целевое предназначение, эксперты сходятся во мнении, что говорить об его эффективности не приходится. Егор Киян уверен, что создание Фонда с самого начала происходило неправильно, когда в законе нечетко прописали на что направляются эти средства.

"Уже с того момента можно было прогнозировать определенные проблемы с этим Фондом. Нечетко прописанные статьи и направления расходов дали поле для определенных манипуляций и формальную возможность избежать наказания за это. Дело в том, что направления для использования средств были очерчены без привязок к конкретным бюджетным статьям. Плюс, там был прописан очень интересный пункт "и другие цели". Это как раз и дает возможность манипулировать информацией по поводу эффективности использования этих средств", – объясняет эксперт.

Кроме того, Киян отмечает, что для наполнения Фонда для борьбы с коронавирусом забирались деньги у Министерства здравоохранения, хотя логичнее было бы, чтобы деньги Фонда шли в дополнение к существующему бюджету Минздрава.

"Еще один нюанс - это непрозрачность. Сейчас нет никакой публичной информации, где бы можно было посмотреть подробно, на что направлены средства, какое количество освоено, какой остаток. Да, на сайте Минфина есть графики, но освоение средств - это специфический параметр, это может означать, что средства уже сняли, но до адресата они не поступили. Это больше похоже на презентационный материал, а как там все на самом деле, уже никто не знает", – говорит он.

Также эксперт сомневается вообще в надобности данного Фонда в том виде, в котором он есть сейчас, обращая внимание на то, что на следующий год в "коронавирусный фонд" заложено гораздо меньше средств, чем в этом году: "И так из этого фонда на медицину почти ничего не использовали, и на следующий год сумма уменьшилась. А нужен ли был этот Фонд вообще, если даже в таком раздутом формате, он не выполнил своего первоочередной функции? Он не помог медицине, образовании и науке, и не помог бизнесу".

В эффективности расчета средств Фонда сомневается и Ольга Богомолец. По ее словам, в Украине разрушена система выполнения стандартов, поэтому у нас нет ни того, ни другого. А когда деньги вбрасываются при отсутствии стандартов и системы, а также контролирующих органов, тогда и появляются случаи, когда деньги тратятся не по назначению. Или тратятся куда надо, но не приносят результата. А по ее мнению, деньги из Фонда могут быть использованы на ряд важных улучшений.

"Первое, и самое важное, должна быть подготовлена не только вторая линия больниц, но и существенно подготовлена вторая группа специалистов. Сегодня у нас уже лечат больных коронавирусом не инфекционисты, и даже не пульмонологи, а лечат все, кто когда-то получил медицинский диплом: хирурги, травматологи, проктологи, пожалуй, только еще дерматологи не лечат. Но, если у нас будет по 10 тысяч больных в день, а я этого не исключаю, тогда будут лечить просто все. Хотела бы я, при всем уважении к акушерам-гинекологам, дерматологам и другим, чтобы они лечили коронавирус? Нет, не хотела бы, потому что нужно иметь опыт. А сегодня инфекционисты уже закончились, и у пациентов нет доступа к квалифицированной медицинской помощи", – говорит медик.

Кроме этого нужно улучшать условия в палатах для больных коронавирусом и следить за количеством размещенных в них пациентов. "Когда в одной палате на четыре места лежит пациент с коронавирусом, который выздоравливает, а к нему подселяют больного, который только заболел, то это нарушение", – считает Богомолец, добавив, что все это нуждается в финансировании, но необходим контроль над использованием этих средств.

В 2020 году Украина действительно достигла впечатляющих успехов в развитии и ремонте дорожной инфраструктуры. Например, совершенно разбитая автотрасса Запорожье-Васильевка-Токмак-Бердянск, по которой люди ехали отдыхать на Азовское море, была качественно отремонтирована в течение каких-то четырех месяцев. Поэтому дороги очень важны. Но не рано ли в нашей стране решили, что наша медицина полностью готова к борьбе с коронавирусом?