Луценко, узнав об освобождении Савченко, рассказал о тяжелых болезнях власти

Генеральный прокурор Юрий Луценко заявил, что судебная система в Украине тяжело больна, прокомментировав освобождение из-под стражи, подозреваемых в организации теракта, нардепа Надежды Савченко и ее сообщника Владимира Рубана.

Свою реакцию он опубликовал 16 апреля в Facebook.

«Дело Савченко — Рубана 28.01.2019 было направлено в суд с обвинительным актом. Поэтому можно было бы сказать, что вчерашнее решение (вернее — его отсутствие) о мере пресечения на время судебного процесса — исключительная компетенция суда», — написал он.

По словам генпрокурора, освобождение из-под стражи на подготовительном судебном заседании вовсе не означает снятия обвинения.

«ГПУ настаивает на достаточности доказательств Савченко и Рубана в совершении преступлений. Уверен, что завоз тяжелого оружия так называемой «ДНР» для обстрела украинской столицы не останется безнаказанным», — добавил Луценко.

В то же время генпрокурор констатировал, что ряд резонансных судебных решений, когда ареста избегают подозреваемые в убийстве и терроризме, заставляет признать: судебная система тяжело больна.

Луценко также назвал три причины такой «болезни» судебной системы.

«Причина первая — разрешены законом манипуляции с бесконечными изменениями адвокатов. У Савченко таких адвокатов (которые то входили в процесс, то покидали его) было 8 платных и 1 бесплатный от государства. Законопроект для устранения этих злоупотреблений давно лежит в ВР.

Причина вторая — критически малое количество судей в судах. 40% незаполненных вакансий приводит к тому, что отвод даже 1 судьи приводит к передаче дела в другой суд.

«Футбол» изменения судов по делу Савченко — Рубана с каруселью отводов на каждом этапе впечатляет: Верховный суд — Черниговский районный — Черниговский апелляционный — Верховный суд — Соломенский районный — Киевский апелляционный — Верховный суд — Киевский апелляционный — Дарницкий районный — Киевский апелляционный — Броварской районный.

Причина третья — нежелание отдельных судей выполнять свою работу. Иначе как самоустранением трудно назвать самоотвод в этом деле только потому, что кто-то из родственников судьи проживает на оккупированной территории», — считает Луценко.

Источник

Share